17.08.2022

Пересмотрит ли премьер министр Великобритании свое отношение к эпидемии коронавируса после перенесенной госпитализации?

Реклама

 

Борис Джонсон: «Я не могу их отблагодарить по достоинству, я в неоплатном долгу перед ними»

С таким заявлением, посвященным медикам из НСЗ выступил премьер-министр Великобритании в субботу вечером. Этот пост стал его реакцией на срочную госпитализацию и последующий перевод в реанимацию с подключением к аппарату ИВЛ. Сейчас Борис Джонсон пережил кризис и снова направлен в обычную палату для прохождения курса лечения.boris-dzhonson

В первые дни заражения Джонсона коронавирусом, когда он находился в самоизоляции в своей квартире на Даунинг-стрит 11, принимались все меры чтобы облегчить течение болезни. Те, кто хорошо знает Джонсона, прекрасно знают, что он всегда довольно пренебрежительно относился к идее заболеть. В призме этого видения, предыдущие сообщения о заражении Джонсона и его самоизоляции были вызывающе оптимистичными. В них говорилось о легком течении болезни, которое, несомненно, не помешает премьер-министру продолжать управлять страной в такой сложной ситуации и, как Черчилль, вывести страну из затяжного кризиса.

Несмотря на столь оптимистичный настрой 55 летний Джонсон сократил нагрузку. Он строго ограничил количество рабочих звонков, а также сократил контакты до личного секретаря Мартина Рейнольдса и директора по коммуникациям Ли Каин. Также Борис ежедневно записывал видео, которые, впрочем, передавали отчаянность ситуации. На них Джонсон был бледен и взъерошен даже больше обычного.

Примечательно, что примерно в одно время с Джонсоном заболел и министр здравоохранения 41-летний Мэтт Хэнкок. Прошло больше недели, а в состоянии премьера не было улучшений, тогда как его подчиненный уже шел на поправку. 2 апреля было решено пересмотреть объем задач премьер-министра. Джонсон был председателем на совещании по ситуации с эпидемией и сохранял хорошее настроение, но уже было заметно, что это дается ему с трудом.

На следующий день после совещания, в воскресенье вечером, по настоянию лечащего врача, Джонсона перевезли из его квартиры на Даунинг-стрит в больницу Святого Томаса. Незадолго до этого его беременная жена сообщила в своем Твиттере, что она так же переходит на режим самоизоляции в связи с появившимися симптомами болезни.

Как и раньше, команда политика попыталась выставить происходящее в позитивном ключе, заявив что его госпитализация являлась профилактической. Но Джонсон больше не мог изображать Черчилля. Он передал свои полномочия первому государственному секретарю Доминику Раабу.

boris-dzhonson-i-dominik-raab

Реклама

На следующий день в больнице ему стало сложно дышать и его перевели в реанимацию. Об этом доложили королеве и новость была обнародована.

Чарльз Уолкер, член парламента, который хорошо знает Джонсона, сказал, что когда он получил на свой телефон сообщение о новостях, ему и его жене — как и большей части страны — было трудно её принять. «В воскресенье вечером мы смотрели обращение королевы, одной из опор в нашей жизни в Sunday night (прим. воскресное новостное шоу).
Она вернула нас к моменту своего правления, когда она вещала во время войны со своей сестрой. Затем, мы услышали, что премьер-министр был переведен в палату интенсивной терапии … в мои 52 года, я действительно должен сказать, что я думаю, что это был самый темный час. У нас было много друзей и родственников, которые заразились вирусом, были новости о смерти многих людей, и вот вы думаете: «Боже мой, мы могли бы потерять и его».

Все, кто наблюдает за политикой долгие годы, кто видел как он выжил после всех личных и политических неудач и скандалов — испытали сочетание шока, сочувствия и нереальности происходящего.

Баронесса Морган, экс член кабинета Джонсона, сказала, что она была засыпана реакциями от людей, которые не обязательно были приверженцами Джонсона. «Было ощущение, что людям, просто нужен был выход, и, как и все мы, они думали:« Боже мой, я не могу поверить, что это произошло ».

Даже самые жесткие критики Джонсона были охвачены всеобщим настроением сочувствия. Бывший коллега со времен Джонсона в качестве брюссельского журналиста сказал: «Я считаю Бориса, который был моим другом, лжецом и шарлатаном за его поведение, в том числе в отношении Брексита. Но когда я услышал, что он находится в реанимации, я просто почувствовал эту необычайную волну сочувствия к нему ».

К четвергу появились предварительные сообщения медиков о улучшении состояния премьера, его сняли с аппарата ИВЛ. Вечером того же дня пришло сообщение, что Джонсона перевели из интенсивной терапии в обычную палату. ВО всех кругах общества чувствовалось облегчение. Его личный биограф Эндрю Гимсон высказался, что взгляды Джонсона на самого себя и на уязвимость остальных людей, скорее всего, изменятся : «Борис никогда не верил в болезнь. Он не признался ни в болезни, ни в других. Его вера в себя была достаточно сильна, чтобы продолжать идти, независимо от болезней. Его сильной стороной было упорство, а не желание бросить все при первых трудностях. В свете его опыта можно надеяться, что он изменит свое мировоззрение ».

Бывшая депутат Анна Субри заявила, что она тоже была обрадована новости, что Джонсон пошел на поправку. Но не менее важно, сказала она, чтобы он учился на своем опыте и стал лучшим и более чувствительным лидером. «Я так рада, что он, кажется, идет на поправку. Но эта Черчилльская бравада должна прекратиться немедленно.
Он должен показать, что смирился с этим и понимает, что эта болезнь не делает различий между принцами и нищими».

Она надеется, что Джонсон вновь обратит свое внимание к проблемам миграции и со свойственным ему энтузиазмом, продолжит работать в этом направлении, как это было во времена его управления Лондоном.
И хотя он выразил свою благодарность персоналу НСЗ, который лечил его, она добавила: «Я надеюсь, что он думает о том, что многие люди, которые помогали ему в интенсивной терапии и в палате были мигрантами». Я надеюсь, что он думает об этом.

С таким заявлением британский премьер-министр выступил в субботу вечером

Автор: admin.

Реклама

Добавить комментарий